Jump to content
Ани

134. Отечественият фронт. Что дают миру славяне? из Соучастие душ / Константин Бальмонт. Г. 16, бр. 320

Recommended Posts

134. ОТЕЧЕСТВЕНИЯТ ФРОНТ

В.К.: Вестник „Братство”, брой 320 (5), статия: „Да бъдем готови!”. С.К.: Това са мои работи. „Славянската стихия" е от Томалевски. „Пред прага на новата епоха", туй е от Учителя. Той казва добри думи за Отечествения фронт, така, разбираш ли. Значи това е, докато е бил още на земята, Той е дал това нещо, което Влад веднага ми го прати. Виж какво „Отечествения фронт в природата, човека и обществото", това е като подзаглавие, може Влад да го е дал това резюме.

„В съвременния век кой е дал повече жертви от комунистите? Даже и първите християни не са дали толкова жертви колкото комунистите. Ще каже някой, че тия жертви са глупави. Не, не са глупави. Всеки човек, който може да се жертвува за благото на човечеството е на прав път...”

Тази статия би трябвало човек да си я прочете. Тя е голяма, ... „Даже да има някои заблуждения в разбиранията”, туй Учителят го казва де, „Комунистите казват, не искаме Господ, който е в небето, искаме Господ, който е в нас. Онзи ние не сме го виждали. Ние проповядваме този, който живее в нас”. Както, „Не ти Боже, който си в небето, а ти, който си в сърцето” - на Ботев.

„Прави са тия хора. Като казваме, че няма слънце, подразбираме, че е залязло. Като изгрее слънцето, има Господ. Казват на някого, че е безверник, залязло му е слънцето. Утре ще изгрее слънцето му и ще стане набожен. Учете се да разбирате нещата правилно, а не само да критикувате” и т.н. нали, тя е поместена след 9.IX.1944 г. Държана е на 22 октомври 1944 г. В.К.: Виж какво пише тука. С.К.: „Апелирам към всички българи, да служат на Отечествения фронт, а трябва да се знае, че само с Любовта може да се служи на този Отечествен фронт”. Туй е много важно положение. Да. „Не говорете неверни работи, понеже ще спънете себе си. В новата епоха на Отечествения фронт се изисква една отлична, чиста светла мисъл, отлично чувство, без никакво колебание, една отлична постъпка. Това са три неща, на които можете да разчитате”. То е поместено тогаз. В.К.: Той го е изпратил значи след 21.X.1944 г. С.К.: Ами Влад ми го е изпратил веднага тогаз.

В.К.: Сега по-нататък - „Обединение на Славянството", 1.XII.1944 г. вестник „Братство”, брой 322, „Възхвала на Славянството" от Роселин. Кой е този поет? С.К.: Ами, не мога да си го спомня. Пратил го е някой, без аз да го познавам. И щом ми харесва, аз го помествам. А то е краят вече. Това е, да, последния брой на вестника е този брой 322. Поместихме каталог на книгоиздателството и книжарница „Братство” на 2 страница. Само туй е из „Високия идеал”, на руски съм го дал тука, от Учителя е.

ЧТО ДАЮТ МИРУ СЛАВЯНЕ?

Из „Соучастие душ” на Константин Бальмонт

Братство, Севлиево. Г. 16, бр. 320, 15.11.1944, с. 3.

Быть в неволе, сто лет, четыреста леть - и не утратить себя, а сохранить свой язык, свою особливою чувствительность, кротий огляд мира, ето ведь быть распятым и воскреснуть. Это быть заточенным в глубокое подземлье на половину своей жизни, а выйти к Солнцу потом не разбитым, преждевременно дряхлым стариком, но смеющимся, солнце ликим юношей, у котогорого руки так и рвутся к творческой работе, так и тянутся также, в золотом освещеньи Дневного Светила, с радости обнят, любимую, несравненную Мат, свой Родину, и сестру, и брата, и любо свою, и целый мир. Тайнство пресуществления. Свинец, претворенный в золото. Высокий пример героизма и придорожная часовия, где можно помолиться усталому путнику.

Лес не прял, не ткал, ты знаеш,
Всю был зиму тяжко болен,
А как день пришел Егерья,
Весь облекся в облачнеье,
Он в зеленом новом платье,
Круг зеленой епанчою,
Всюду, глянь, зеленый бархат.

Какой тонкий искусник написал зтот преображенный стих? В нем изящество Венецианского хрусталя, в нем тонкость Фламандсаго кружева. Его пропел, а не написал - лишь кто-то другой записал, как ученый собиратель народннх песен, но не написал, а пропел - простой Болгарский крестьянин. Вслушайтесь вглядитесь в такую песню. На пастух чужого народа-пришельца пропел Евангельски-бисерную песню, а не утопивший в жутоком потоплении свою души Славянин.

Славяне – по существу своему - скромны и смиренны. Но прекрасное слово есть в дружеской переписке Красинскаго и Словацкаго, двух позтов из троезвездия, возглавляемаго Мицкевичем: „Истинное смирение неразединимо с благородною гордостью, и настоящая гордость смиренна". Славянин, найдя клад цен неоценимой, под расцветшим папоротником, не торопится прозвонить об этом на всех колокольнях. И благо ему. Его цвет подолгу остается вне прикосновения не только человеческих рук, но и человеческих глаз. Это и придает им, когда они наконец бывают найдены созерцанием, такую непохожесть на другие цветы земли. Кротостью, упорством и долго таимым, но в должный миг взрывающимся гневом возмездия, и благим Божьим трудом строительства, нашею душевною способнотью в достигании намеченнаго и в досягновениях свершенных - пребывать как бы пустынножителями - будем и впредь Славянами. Будем и впредь птицами ширококрылыми, умеющими, в священый миг Истории, из сомкнутнх крылев соткать воздушный ковер Тому, Кто видит все, и незыблемое подножие для Пречистой, для Пресвятой Матери - Девы , Звезды , Морей.

Но да не впадем мы, Славяне, в великую ошибку самоусыпления и самовосхваления. Говоря сейчас эти слова, я говорю лишь об извечно Славянском, взятом в положительном, взятом в точно ухваченной, четкой грани. А часто - ли мы в етой грани бываем, своим деланием и бытием? Наша способность самозабвенно отдаваться тому, что пало нам в сердце, слишком часто приводит нас не к героизму, а к слепому заблуждению. Славянская рознь ведома веем. Личное слишком часто у нас принимает такие размеры, такую водовортную силу внушения и порабощения воли, что мы чаще, чем кто-либо, попадаем в западню, нередко поставленную нам нашей собственой неосмотрительностью. Получается двойнственное явление, с двойной его оценкой. Трагический пример того, о чем сейчас речь, Mы видим в роковом конце двух величайших Руских поетов Пушкина и Лермонтова. Беря их смерть, как явление чисто-художественное, можно усмотреть много красоты в самозабвенной способности и Пушкина, и Лермонтова так безоглядно безкористно подойти к предельной черте. Но, спокойно разсматривая все обстоятельства, двум этим трагическим смертям предшествовавшия, нельзя не видеть, что и Пушкин, и Лермонтов должны были, и могли, не разрубат змеиний клубок, а развязать его, могли и должни были донести свои светльники, единственный, у каждого, гений до глубокой старости - как это сделал Леонардо Да Винчи в Италии, не пустившийся в рукопашный бой с противником, когда Микел Анджело осрамил его бранью при других, и как это сделал в Германий Гете, достроивший для своего народа полностью все здания, что строить ему внушила его творческая судьба.

Быть может, самое золотое слово, которе сказал в своей краткой жизни безсмертннй Пушкин, более, чем кто-либо, показавший Русским Россию и Русское, его замечание: „Нет убедительности в поношениях, и нет истины, где нет любви”. Любящей душой проходим мы по миру, и входим неожиданностю в правилно размеченные, чуждые дома Европы или Америка. Музыкой, исторгнутой на необщих глубин, пляской, в которой с нами никто не сравнится, чистосердечием и простодушием детскими, соединенными с зорким, наблюдательным умом, неожиданностью обращения сердцем и сердцу там, где все привыкли к холодным, внешним формулам, нашим стихом, в котором пробегают, перебегая струнно по гуслям, степь и лес, и поле, и море, нашей деревенскостью в городском, советью Достоевского и Толстого, горящей двойным факелом в черное время умосводящей безсовестности - и чем-то, чем-то в слова, но что прямо подходит к человеку, как прямо подходит к нему неведомый ребенок, и солнечный луч, и священый посланник далекаго Праведното Царства -этим веем и да будем лелеять в себе это все, вопреки немилосердным испытаниям. Судьбы - такими ликами, мы Славяне, мы, Русские, проходим по этому чуждаму миру и входим в иные сердца светлыми

Сподели публикацията


Адрес на коментара
Сподели в други сайтове

×